Габдулла Тукай

Tuqay_portrait Габдулла Тукай (тат. Габдулла ТукайĞabdulla Tuqayعبدالله توقاي‎; Габдулла Мухамедгари́фович Тукай, тат. Габдулла Мөхәммәтгариф улы Тукай, Ğabdulla Möxämmätğärif uğlı Tuqayev14 [26] апреля 1886, деревня Кушлавыч, Казанский уезд, Казанская губерния — 2 [15] апреля 1913, Казань) — татарский народный поэт, литературный критик, публицист, общественный деятель и переводчик.

Биография

Замело снегами, смыло дождями седого времени многие имена. Они стёрлись, потускнели, канули в лету. А имя Тукая, напротив, становится всё ярче и ярче, сверкает новыми неведомыми ранее гранями таланта.
Тукай – поэт разностороннего дарования. Он тонкий лирик, воспевающий радость большой земной любви, красоту природы родного края, свободу и равенство всех народов на земле.
Кырлай и Кошлауч стали местами, вдохновившими Габдуллу Тукая на создание мелодичных, народных произведений, воспевающих природу этого края.
Не случайно именно деревня Кырлай стала мемориальным центром по увековечиванию памяти Тукая. Ведь в своём автобиографическом очерке «Что я помню о себе» поэт писал: «Именно в Кырлае у меня впервые открылись глаза на окружающий мир и я стал помнить себя» (Автобиографический очерк «Что я помню о себе», 1909). Ведь недаром поэт посвятил свою сказку-поэму «Шурале» (1907) этой деревне, ёё прекрасной природе, трудолюбивому народу:

«Есть аул вблизи Казани по названию Кырлай,
Даже куры в том Кырлае петь умеют. Дивный край!
Хоть я родом не оттуда, но любовь к нему хранил,
На земле его работал, сеял, жал и боронил».

26 апреля 1886 года в деревне Кушлавуч Менгерской волости, Казанского уезда (ныне Арского района РТ), стоящей на горке, по обеим сторонам глубокой лощины, пробитой в течение столетий ныне совсем обмелевшим ручьём, в семье муллы родился будущий поэт татарского народа Габдулла Тукай.

«Стоит моя деревня на горке некрутой
Родник с водой студеной от нас подать рукой.
Мне все вокруг отрадно мне вкус воды знаком
Люблю душой и телом я все в краю моем».

Именно так описывает поэт свою родную деревню спустя годы в стихотворение «Родная деревня» (1909).
Из воспоминаний современников видно, что Мухамметгариф был мудрым и способным имамом. Мама поэта Мамдуда умела читать и писать, отмечалась живым умом и, что было особенной редкостью для женщин того времени, слагала стихи.
Семья жила очень дружно и счастливо. Однако этой счастливой, спокойной жизни не суждено было долголетие. Оставив жену вдовой, а сына сиротой, умирает Мухамметгариф хазрет (29 август, 1886 год).
Примерно через два года Мамдуда выходит замуж за 67-летнего муллу Шакира из деревни Сасна Балтасинского района, а Габдуллу оставляет на воспитание в своей деревне у старухи Шарифы. В избушке старушки Габдулла оказался «обузой, лишним ртом».
Но прошло время, и летом 1889 года мать забирает сына к себе. Однако жизнь маленького Апуша в этой деревне прошла словно краткий пятиминутный сон. Оставив своего сына – зеницу ока круглой сиротой, умирает Мамдуда. Смерть матери, которая была для него единственным источником света и тепла, потрясла четырехлетнего мальчика. Спустя годы Тукай об этом пишет: «До сих пор помню: увидев, как выносят мою покойную мать, я, босой, с непокрытой головой, вылез из-под ворот и долго бежал за процессией, захлёбываясь слезами: «Верните маму! Отдайте маму!».
Со смертью матери, у Габдуллы начинается горькая участь: хождение из рук в руки, из дома в дом, из деревни в деревню… Спустя годы, о своем горьком сиротстве поэт вспоминает:

«Мать моя лежит в могиле. О страдалица моя,
Миру чуждому зачем ты человека родила?
С той поры, как мы расстались, стража грозная любви
Сына твоего от двери каждой яростно гнала».

Разбитая надежда. 1910

После похорон Мамдуды Шакир мулла отправляет Габдуллу к отцу его матери в деревню Учили, в дом Зиннатуллы хазрата. Однако в этой без того очень бедной семье было шестеро маленьких детей, поэтому не было у Габдуллы ни утешителя, когда плакал, не ласкали, когда хотелось понежиться, не жалели. Только и знали, что обижали.
Так, прожив в деревне Учили «лишним ртом» Габдулла из-за бедности семьи вскоре снова был вынужден отправиться в путь. Зиннатулла, не задумываясь, усадил его на подводу ямщика, проезжавшего через деревню, и проводил в Казань. Доехав до места, ямщик отправился на Сенной базар. И ходил по базару, выкрикивая словами: «Кто возьмёт ребёнка на воспитание?». Отсюда Габдуллу взял на воспитание некий Мухамметвали, житель Новотатарской слободы.
Два года с небольшим Мухамметвали с Газизой воспитывают Габдуллу как своего ребенка. Однако и здешняя жизнь прошла словно сон: приемные родители одновременно заболели и подумав, что смерть не за горами, решили: «Если нас не станет, ребёнок погибнет. Надо отправить его в родную деревню». И Габдуллу отправляют обратно  в деревню Учили. Но вскоре в июне 1892 года Габдуллу забирает к себе на воспитание Сагди Салихов в деревню Кырлай.
Судьба его привела в дом Сагди, в деревню Кырлай. В семье Сагди абзый маленького Апуша встретили очень приветливо, он стал им как родной сын.
Именно в Кырлае знакомиться с устным народным творчеством, слушает татарские народные песни, сказки, легенды, на основе которых он позже пишет свои бессмертные сказки-поэмы «Шурале» и «Водяная».
Заказанье, в особенности Кырлай – благодатная почва, где в маленьком Габдулле зародился великий поэт. Навсегда сохранился в его благодарной памяти Сагди абзый в белом переднике, холщовых рукавицах и круглой татарской шапке – как образец трудолюбия, прилежности и мягкости в обхождении. А окрестности Кырлая с дремучими лесами, прудами, родниками, да и сама деревня с ее песнями, обычаями и образом жизни дали ему такое обилие духовной пищи, которой поэту хватило на всю творческую жизнь.

«Я постиг, что все священно: и овин твой, и ручей,
И гумно твое, и степи, и дороги средь полей,
И весна твоя, и осень, лето знойное, зима,
Белые чулки, да лапти, да онучи, да сума.
И собаки, и бараны – вся родная сторона.
Любо мне и то, что плохо, даже то, чем ты бедна», –

пишет Тукай в стихотворении «Родной земле» (1907).
Таким образом, Габдулла Тукай в этой деревне жил с 1982 по 1894 годы. Но в один прекрасный день Габдуллу отыскали родственники из Уральска – родная сестра отца поэта Газиза Гусманова и её супруг Галиасгар Гусманов. В 1894 году поэт покидает семью Сагди абзый.
Тетя Газиза вошла в жизнь будущего поэта вторым «белокрылым ангелом» после Саджиды. Газиза трогательно относилась к братишке: стирала, обшивала, укладывала спать и всячески его нежила.
По приезду в Уральск Галиасгар Гусманов устраивает Габдуллу учиться в медресе «Мутыгия». Хотя в то время все медресе были старомодными, медресе, которым заведовал Мутыйгулла хазрет Тухватуллин и которое начал посещать Габдулла, отличалось своим новым взглядом на мир.
Кем же был Мутыйгулла Тухватуллин? Мутыйгулла хазрет, сын муллы, учился в Кышкарской медресе, в том самом медресе, где в те же годы учился и отец Габдуллы – Мухаметгариф. Позже в течение 10 лет обучался в высшем религиозном учебном заведении в Каире. Мутыйгулла хазрет был человеком сравнительно прогрессивных взглядов. У него была довольно богатая библиотека.
Одновременно с учебой в медресе Тукай учился и в трехлетнем «русском классе». Поэт в школе достиг больших успехов: он свободно разговаривал на арабском, русском, турецком языках.
Уральск – край, который оставил глубокий след в жизни поэта. Здесь он наблюдал за татарской жизнью, видел жизнь народа, его бедность, невежества и необразованность. Все это привело к тому, что поэт принял революцию 1905 года без сомнения. Большое влияние на Тукая оказал Камиль Тухватуллин, сын Мутыйгуллы хазрета Тухватуллина.
Камиль Тухватуллин, как и его отец, был образованным человеком. После обучения сначала в медресе отца, заканчивает высшее учебное заведение в Каире. По возвращении начал преподавать в медресе отца. Одновременно с преподаванием он занимается и творческой работой.
Стремление Камиля Тухватуллина к литературному творчеству дает направление и к политической деятельности. В 1904 году, мечтая о выпуске печатного литературного журнала, он пишет прошение в Петербург. И не дожидаясь разрешения весной 1905 года он покупает типографию «Уралец» и начинает работу по выпуску татарской печатной продукции. Тукай находился в центре этого важного дела и по собственному желанию устраивается в типографию наборщиком. В это же время он публикует в газете свои стихи и статьи.
Революция 1905 года способствует открытию татарского издательства и открывает дорогу татарским печатным изданиям. В эти годы издавалось всего 19 газет и журналов. Из них только две были на русском, а остальные на татарском языке: «Фикер» («Мысль»), «Новый век». Тукай публикует в них свои стихи, фельетоны и пародии. В обучении поэта нет программ заранее составленных. Но с восточной и русской литературой он хорошо знакомится в Уральске. Самые теплые слова о великих русских поэтах Пушкине и Лермонтове Тукай пишет в своем стихотворении «Размышления одного татарского поэта» (1907):

«Образцами мне Пушкин и Лермонтов служат. 
Я помалу карабкаюсь, сердце не тужит.
До вершины добраться хочу, и запеть,
Хоть посмотришь на кручу – и голову кружит»
.

В 1907 году царское правительство запретило издание газеты «Фикер», журналов «Уклар» и «Яна гасыр». Камиль Мутыгий был лишен издательских прав. Типография закрывается.
Тукай в этом городе провел 12 лет. Однако его душа всегда тянется в Заказанье, в родные края. И осенью 1907 года он навсегда уезжает в Казань. Любовь поэта к родному краю, Казани можно понять в стихотворении «Пара лошадей» (1907):

«О, Казань, ты грусть и бодрость! Светозарная Казань! 
Здесь деянья дедов наших, здесь священные места,
Здесь счастливца ожидают милой гурии уста.
Здесь науки, здесь искусства, просвещения очаг,
Здесь живет моя подруга, райский свет в ее очах».

Осень 1907 года. Тукай приезжает в Казань. Наконец-то он в своих родных краях, на родной земле. Поэт в своем стихотворении «Родной земле» (1907) пишет:

«Хоть юнцом с тобой расстался, преданный иной судьбе,
Заказанье видишь снова возвратился я к тебе
Эти земли луговые чувства издали маня,
Память мучая, вернули на родной простор меня.
Пусть несчастным сиротою вырос в этом я краю,
Пусть томили униженья юность горькую мою,
Времена те миновали, птицей улетели прочь,
Дни былые вспоминаю, как с дурными снами ночь…»

Казанскому периоду пришлись самые активные годы деятельности Тукая. Он здесь общается с молодежью, писателями, поэтами, встречается простыми рабочими, творит свои самые прекрасные произведения. Они в свою очередь печатаются и на страницах разных газет, журналов и отдельными книгами.
Здесь поэт встречает свою музу, которая вдохновляла поэта. Эта девушка, в которую он влюбился, единственная его любовь – Чистопольская девушка Зайтуна Мавлюдова.
Не смотря на то, что Тукая называют «татарским Пушкиным», в отличии от него Тукай за свои 27 лет не познал счастливые чувства любви. Много было девушек, влюбленных в творчество Тукая. Что только не предпринимали они, чтобы знать где он находиться, шли на хитрости, чтобы встретиться с ним. Спрятав свои чувства в своем сердце, он никогда ни с кем не говорил о своих переживаниях. Любил ли сам Тукай кого-нибудь? На праздниках, где были, женщины он не показывался, и не бывал в местах, где можно их встретить. Но это же не значит, что он не любил женщин. Поэт любил. Его стихотворения «Любовь», «Влюбленный», «Потом», «Рука», «Интересная любовь» и другие служат этому доказательство.
Однако была только одна девушка, способная растопить холодное сердце поэта – Зайтуна Мавлюдова. Ее Тукай видел всего пять раз. Однако, чтобы в душе поэта родились несколько прекрасных стихотворений о любви и этого хватило. Зайтуна тоже любила Тукая. Однако Тукай не давал волю своим чувствам. Кто знает, если бы он тогда ей признался в своей любви, как сложилась бы его судьба. Зайтуна перед смертью попросила: «Если возможно, похороните меня ближе к Тукаю». И на камне могилы Тукая высечены слова из первого стихотворения, посвященные Зайтуне Мавлюдовой:

«Встретив в дороге тебя, слегка склонил он голову сегодня;
Он этому радуется очень».

Вот так два одиноких сердца не только о сокровенных чувствах, но и оставшись, наедине не сказав друг другу ни слова, расстались навсегда.
В Казани Тукай начинает работать в газете «Аль-ислах» с известным драматургом татарского народа Галиасгаром Камалом, писателем Фатихом Амирханом, братьями Кулахметовыми и другими.
Тукай живет для народа, беспокоится о ее судьбе, желает народу спокойную, счастливую жизнь.

«Лишь служение народу
Признаю за счастье я,
В этом лучшая отрада,
Сладость жизни для меня»,

– пишет он в своем стихотворении «В чем сладость жизни?» (1907).
Тукай возвращается с большими надеждами в город Казань. Однако он видит две Казани; одна из них город богатых, вторая – город бедного рабочего народа. Поэт беспокоится, видя жалкую жизнь трудящихся города.
В дни реакции Тукай видит насколько его идеалы находятся в суровой противоречии с сумеречной реальностью, но поэт не приклоняется перед темными силами, выходит в путь завоевания свободы народу. Стихотворение «Не уйдем!» (1907) стало выразительным отражением именно этих желаний.

«Нам предлагают подлецы,
Мы слышим черный их совет:
«К султану вы должны уйти,
А здесь для вас свободы нет».
Здесь родились мы, здесь росли,
И здесь мы встретим смертный час,
Вот с этой русскою землей
Сама судьба связала нас».

Поэт ясно высказал то, что родиной татарского народа является Россия, его судьба связана с Россией.
Работая в газете «Аль-ислах», Тукай вместе с известным драматургом Г. Камалом издает сатирические журналы «Молния» и «Зарница». В этих журналах поэт публикует свои сатирические стихи.
Тукай ищет, изучает, творит… Возможно, ни одна область, характеризующая жизнь татарского народа в эпоху, когда жил Тукай, не осталась в стороне от пера поэта. Он стремился все увидеть и отразить через свое творчество.
Рождение татарского театра для поэта стало большим, радостным событием. Одно из самых первых стихотворений, написанное после приезда в Казань, было посвящено театру:

«Театр – и зрелище, и школа для народа,
Будить сердца людей – вот в чем его природа!»

Театр. 1907

Тукай пишет о первых спектаклях, поставленных на родном языке, положительно оценивает деятельность первых татарских актеров, первых музыкантов-певцов, поднявшихся на татарскую сцену.
Основными фигурами татарского театра были Габдулла Кариев, Галиасгар Камал, Сахибжамал Гиззатуллина-Волжская.
Где же жил в это время Тукай? Хотя поэт в Казани несколько раз менял место жительства, однако в историю вошла комната №40 в гостинице «Булгар». Здесь он ночами творил свои произведения, тут же он написал самую великую точку сатиры – поэму «Сенной базар или Новый Кисекбаш». При жизни Тукая эта комната никогда не пустовала. К нему приходили его близкие друзья – Фатих Амирхан, Сагит Сунчалей, Сагит Рамиев, Дардменд и др.
Тукай был болен. Однако, несмотря на болезнь, поэт неустанно творит. Стихи же постоянно печатаются. Он, хорошо понимая, что будущее народа молодое поколение, издает учебники и для детей, такие, как «Яна кыйраэт», «Веселые страницы», «Плоды души».
В начале 1913 года здоровье поэта очень сильно ослабло. Однако он не перестает писать. В его последних стихотворениях постоянные обращения Толстому, записи о Ш. Марджани, стихи «Мороз», «Первое мое дело после пробуждения» – в настоящем смысле этого слова шедевры.
К сожалению, жизнь великого поэта прервалась 15 апреля 1913 года, когда оставалось 11 дней до его 27-летия.
До этого город Казань не видела такую многотысячную процессию похорон. В этот день все татарские газеты посвятили ему специальные номера. В знак траура был отменен рабочий день в издательствах и книжных магазинах, занятия во всех медресе. Целую неделю в газетах продолжалась публикация телеграмм соболезнования из самых разных уголков России. Все это было предвестником бессмертия Тукая.

 «А смерть придет ко мне – я громко запою,
И даже Азраил услышит песнь мою.
Пусть в землю я сойду, – спою в последний раз:
«Я ухожу, друзья! Я оставляю вас…»

Поэт. 1908

Некрологи и статьи о поэте были опубликованы не только в татарских и русских газетах и журналах, но и на других языках. Так, в казахской газете «Казакъ», издававшейся в Оренбурге, была размещена статья, посвященная поэту, с переводами на казахский язык нескольких его стихотворений. В казахском журнале – статья о деятельности и творчестве Тукая. Проникновенный некролог – «Соболезнование по поводу безвременной утраты нашего национального поэта Габдуллы Тукаева» – был напечатан в азербайджанском журнале «Молла Насретдин».
«Самый видный и зоркий из литераторов среди русских мусульман Габдулла Тукаев умер на этой неделе в Казани», – писал в статье, озаглавленной «Великий татарский поэт Габдулла Тукаев», – турецкий журнал «Ислам дуньясы», издававшийся в Стамбуле. Турецкий журнал «Тюрк юрду», издававшийся в Стамбуле, посвятил весь номер Тукаю и его произведениям, переведенным на турецкий язык.
Смерть Тукая, таким образом, была огромной потерей не только для татарского народа и литературы, но и для многих мыслящих людей, писателей и поэтов России и тюркских народов.
Особенно много места уделяет поэту «Мусульманская газета». Она публикует и стихи русских поэтов, посвященные памяти великого поэта. Большой интерес к личности и творчеству Тукая начинает проявлять русская и зарубежная печать. Петербургская газета «День» публикует солидную статью о Тукае, называя его «татарским Пушкиным».
Академический «Восточный сборник» размещает биографию поэта и перевод его стихотворений. «Тһе Russian Review» (Русский журнал) в Лондоне в 1914 году дает сведения о жизни и творчестве Тукая и публикует английский перевод его стихотворения «Пара лошадей».
В одном из своих стихотворений 1912 года Тукай писал:

«Лишь значительные темы славу вечную приносят –
Только так я обессмертил имя скромное свое».

Поэт умер. Однако в наших сердцах остались его бессмертные произведения. Именно через эти произведения он будет вечно жить среди нас. Тукай бессмертен. Он гордость нашего народа. Не только нашего, но и других народов. Многие чтят его память – память о большом человеке, посвятившем всю свою жизнь великому долгу служения народу.
За годы, прошедшие со дня смерти Тукая, его произведения издавались множество раз. Одно из солидных изданий его произведений увидело свет даже в тяжелые годы Великой Отечественной войны (1943), стихи Тукая вместе с отважными воинами, сыновьями Татарстана сражались с гитлеровскими захватчиками и под Москвой, и на Курской дуге, и при штурме Берлина.
И ныне творчество Тукая не теряет своей действенной силы. Потому, что оно является составной частью мирового культурного наследия. Татарский национальный балет «Шурале», созданный композитором Фарит Яруллиным на основе поэмы-сказки великого Тукая, выйдя за пределы нашей страны, обошел многие страны мира и всюду встречал самый восторженный прием.
Песни на слова Тукая в исполнении артистов Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая звучали со сцен Италии, Мальты и стран далекой Африки. В Финляндии уже многие годы один из отделов общества культурных связей с Россией составляет «Общество Тукая».
Примечательно, что творчество Тукая питает, обогащает все отрасли искусства, стимулирует их расцвет. Свидетельством тому являются балеты «Шурале» Ф. Яруллина, «Кисекбаш» Р. Губайдуллина, «Водяная» А. Бакирова. симфония «Кырлай» Н. Жиганова, скульптурные и живописные произведения Б. Урманче, И. Казакова. Б. Альменова, Ф. Аминова и др. Живет и здравствует Тукай и на театральной сцене, и в исторических романах.
В Татарстане учреждена ежегодная Государственная премия Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая, и каждый год в день рождения поэта – 26 апреля мы узнаем имена ее очередных лауреатов – писателей, музыкантов, художников. Центральная площадь и одна из улиц древней Казани названы именем Тукая.
Творчество Тукая давно перешагнуло национальные границы и стало явлением интернациональным. Его произведения переведены на многие языки и широко известны в нашей стране и за рубежом. Анна Ахматова, Арсений Тарковский, Вероника Тушнова, Павел Радимов, Семен Липкин, Равиль Бухараев и другие поэты успешно перевели произведения Тукая на русский язык.
Действительно, имя Тукая означает целую эпоху в духовном развитии татарского народа, в становлении его литературы, искусства, культуры в целом. Поэт навсегда останется жить в памяти своего благодарного народа.